Синдром избыточного бактериального роста в тонкой кишке у больных неалкогольной жировой болезнью печени
М. Д. Ардатская
ФГБУ ДПО «Центральная государственная медицинская академия» УД Президента России, Москва
Г. В. Гарушьян
ФГКУЗ «ГВКГ войск национальной гвардии», Московская область, Балашиха
Р. П. Мойсак
ФГКУЗ «ГВКГ войск национальной гвардии», Московская область, Балашиха
Т. Б. Топчий
ФГБУ ДПО «Центральная государственная медицинская академия» УД Президента России, Москва
PDF

Ключевые слова

микрофлора кишечника
рифаксимин
псиллиум

Как цитировать

Ардатская, М. Д., Гарушьян, Г. В., Мойсак, Р. П., & Топчий, Т. Б. (2018). Синдром избыточного бактериального роста в тонкой кишке у больных неалкогольной жировой болезнью печени. КРЕМЛЕВСКАЯ МЕДИЦИНА<br><i>клинический вестник</I&gt;, 1(4), 92-97. https://doi.org/10.26269/zt25-ms29
PDF

Аннотация

Цель исследования – изучить частоту развития синдрома избыточного бактериального роста (СИБР) в тонкой кишке у больных неалкогольной жировой болезнью печени (НАЖБП) различных стадий и оценить влияние терапии с использованием рифаксимина (курсовая терапия) и псиллиума (перманентная терапия).Обследовано 90 человек, из них 64 мужчины (71,11%), 26 женщин (28,89%) с НАЖБП различных стадий [стеатоз, неалкогольный стеатогепатит (НАСГ) минимальной активности, НАСГ умеренной активности]. Средний возраст больных составил 51,38±7,98 года. Всем пациентам проведен водородный дыхательный тест (ВДТ) с лактулозой для верификации СИБР в тонкой кишке. Для проведения лечебных мероприятий пациенты НАЖБП разделены на три группы: 1я группа – 36 человек без СИБР(на фоне модификации образа жизни) получали псиллиум в течение 6 мес; пациентам 2й группы в дополнение к модификации образа жизни назначали препарат рифаксимин в дозе 800 мг/сут на протяжении 7 дней, а также прием псиллиума в течение всего периода наблюдения (6 мес). Группу сравнения (19 человек) для оценки прогноза течения заболевания составили пациенты НАСГ, отказавшиеся от терапии на разных этапах исследования. По результатам ВДТ с лактулозой СИБР выявлен у 44 (48,89%) человек. Проведен анализ изменений клинических проявлений СИБР на фоне терапии. В 1й группе отмечена положительная динамика в виде уменьшения интенсивности симптомов: до лечения жалобы на боли в области живота предъявляли 6 (16,67%) человек, на метеоризм – 5 (13,89%), обстипацию – 2(5,56%), на диарею – 2 (5,56%), после лечения боли уменьшились у 4 (11,11%), метеоризм – у 4 (11,43%), обстипация и диарея не зафиксированы. Пациенты 2й группы до лечения предъявляли жалобы на боли в области живота – 20 (57,14%), метеоризм – 17 (48,57%), обстипацию – 14 (40%), диарею – 5 (14,29%). После лечения у всех пациентов 2й группы отмечена нормализация стула, метеоризм полностью купирован у 13 (37,14%) человек, значительно уменьшился дискомфорт по ходу толстой кишки у 13 больных (37,14%). В группе сравнения наблюдалась отрицательная динамика явлений кишечной диспепсии: количество жалоб на боли в области живота увеличилось с 52,63 до 68,42%, на метеоризм – с 36,84 до 47,37%, на запоры – с 15,79 до 21,05%, на чередование запоров с послаблением – с 5,26 до 15,79%. Динамический контроль параметров ВДТ на 8е сутки терапии выявил нормализацию показателей у 29 (65,91%), у 4 (9,09%) пациентов с положительным ВДТ показатели снизились с 3й до 2й степени, у 2 (4,55%) – с 2й до 1й степени. Контрольный ВДТ за 6месячный период наблюдения показал отсутствие СИБР у всех пациентов 1й и 2й терапевтических групп. В то же время в группе сравнения показатели возросли с 52,63 до 63,16%. Таким образом, пациенты с НАЖБП подлежат обследованию на наличие СИБР с использованием водородного дыхательного теста. По результатам ВДТ у пациентов с НАЖБП различных стадий частота выявления СИБР составила 48,89%. Полученные данные свидетельствуют об эффективности коррекции СИБР у пациентов НАЖБП курсовым приемом рифаксимина и пролонгированным приемом псиллиума (для профилактики рецидивов).
PDF

Литература

1. Bajaj J.S., Heuman D.M., Hylemon P.B. et al. Altered profile of human gut microbiome is associated with cirrhosis and its complications. J. Hepatol. 2014; 60: 940–947.
2. Cani P.D., Possemiers S., Van de Wiele T. et al. Changes in gut microbiota control inflammation in obese mice through a mechanism involving GLP2driven improvement of gut permeability. Gut. 2009; 58: 1091–1103.
3. Yatsunenko T. et al. Human gut microbiome viewed across age and geography. Nature. 2012; 486: 222–227.
4. Tilg H., Kaser A. Gut microbiome, obesity, and metabolic dysfunction. J. Clin. Invest. 2011; 121: 2126–2132.
5. Weinstock G. M. Genomic approaches to studying the human microbiota. Nature. 2012; 489: 250–256.
6. Белобородова Н.В. Интеграция метаболизма человека и его микробиома при критических состояниях. Общая реаниматология. – 2012; VIII(4): 42–54
7. Богданова Н.М., Булатова Е.М., Васиа М.Н. Современный взгляд на микробиоценоз, иммунный ответ и факторы, влияющие на их формирование. Фундаментальные и прикладные аспекты. Во просы современной педиатрии. 2013; 12 (4):18–25
8. Гриневич В.Б., Ткачева О.Н., Егшатян Л.В., Сас Е.И., Ефи мов О.И. Вклад кишечной микробиоты в патогенез инсулинорезистентности (обзор литературы). Профилактическая медицина. 2015; 1: 54–58
9. Ардатская М.Д. Минушкин О.Н. Дисбактериоз кишечника: эволюция взглядов. Современные принципы диагностики и фармакологической коррекции. Consilium Medicum. Гастроэнтеро логия. 2006; 2: 4–18
10. Минушкин О.Н., Елизаветина Г.А., Ардатская М.Д. На рушение баланса микрофлоры и его коррекция. Эффективная факмакотерапия. 2013; 41: 16–22
11. Минушкин О.Н., Кручинина М.А. Синдром избыточного бактериального роста у больных дивертикулярной болезнью тол стой кишки. Кремлевская медицина. Клинический вестник. 2014; 1: 99–104
12. Kopasova M., Bures J., Cyrany J. et al. Small intestinal bacterial overgrowth syndrome. World J Gastroenterol. 2010; 16 (24): 2978—2990.
13. Grace E. et al. Small Intestinal Bacterial Overgrowth. Aliment. Pharmacol. Ther. 2013; 38(7): 674–688.
14. Бондаренко В.М., Мацулевич Т.В. Дисбактериоз кишечника как клинико-лабораторный синдром: современное состояние проблемы. Руководство для врачей. М.: ГЭОТАРМедиа; 2007. 304 с.
15. Singh V.V. Small bowel bacterial overgrowth: presentation, diagnoses and treatment. Curr. Gastroenterol. Reports. 2003; 5: 365– 372.
16. Маев И.В., Самсонов А.А. Терапевтическая тактика при синдроме избыточного бактериального роста в тонкой кишке. Cosilium Medicum. 2007; 9(7): 44–50
17. Sachdev A.H., Pimentel M. Gastrointestinal Bacterial Overgrowth Pathogenesis and Clinical Significance. Ther. Adv. Chronic. Dis. 2013; 4(5): 223–231.
18. Минушкин О. Н., Масловский Л. В., Топчий Т. Б., Шапошникова О. Ф., Евсиков А. Е. Распространенность синдрома избыточного бактериального роста в тонкой кишке у пациентов с хроническим панкреатитом. Медицинский алфавит. 2017; 9(1): 5–7
19. Звягинцева Т.Д., Чернобай А.И., Гриднева С.В. Кишечный микробиом и неалкогольная жировая болезнь печени: патогенетические связи и коррекция пробиотиками. Здоровье Украины. 2016; 1(39). http://healthua.com/wpcontent/uploads/2016/04/4445.pdf.
20. Кравчук Ю.А. Клиникоморфологические особенности стеатогепатита алкогольной и метаболической этиологии. Дисс. … докт. мед. наук. С.Пб., 2016. 286 с.
21. Ивашкин В.Т., Драпкина О.М., Маев И.В. и др. Распространенность неалкогольной жировой болезни печени у пациентов амбулаторно-поликлинической практики в Российской Феде рации: результаты исследования DIREG 2. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии и колопроктологии. 2015; 6: 31–41
22. Younossi Z.M., Blissett D., Blissett R.et al. The economic and clinical burden of nonalcoholic fatty liver disease in the United States and Europe. Hepatology. 2016; 64(5): 1577–1586.
23. Федосьина Е.А., Жаркова М.С., Маевская М.В. Бактериальная кишечная микрофлора и заболевания печени. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии и колопроктологии. 2009;19(6): 73–81
24. Костюкевич О.И. Былова Н.А., Симбирцева А.С. Роль кишечной микробиоты в развитии заболеваний печени и желчевыводящих путей. Российский медицинский журнал. 2016;11: 713–720
25. Sajjad A., Mottershead M., Syn W.K. et al. Ciprofloxacin suppresses bacterial overgrowth, increases fasting insulin but does not correct low acylated ghrelin concentration in nonalcoholic steatohepatitis. Aliment. Pharmacol. Ther. 2005; 22: 291–299.
26. Жаркова М.С., Маевская М.В., Ивашкин В.Т. Влияние синдрома избыточного бактериального роста и бактериальной транс локации на течение заболевания у больных циррозом печени. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2012; 22(5): 56–63
27. Luther J., Garber J. J., Khalili H. et al. Hepatic Injury in Nonalcoholic Steatohepatitis Contributes to Altered Intestinal Permeability. Cellular and molecular gastroenterology and hepatology. 2015; 1(2): 222– 232. Available from: http://dx.doi.org/10.1016/j.jcmgh.2015.01.001.
28. Quigley E. M. Small Intestinal Bacterial Overgrowth: What It Is and What It Is Not. E. M. Quigley. Current Opinion in Gastroenterology. 2014; 30(2): 141–146.
29. Lauritano E. C., Gabrielli M., Lupascu A. et al. Rifaximin dosefinding study for the treatment of small intestinal bacterial overgrowth. Aliment. Pharmacol. Ther. 2005; 22: 31–35.
30. Ардатская М.Д. Синдром избыточного бактериального роста. М.: Форте принт; 2011. 56 с.
31. Клинические рекомендации по диагностике и лечению не алкогольной жировой болезни печени Российского общества по изучению печени и Российской гастроэнтерологической ассоциа ции. Под ред. В.Т. Ивашкина. РЖГГК. 2016; 2: 2442
32. Логинов В.А. Синдром избыточного бактериального роста у больных со сниженной кислотопродуцирующей функцией желудка (клиническое значение, диагностика и лечение). Дисс. …канд.мед. наук. М., 2015. 126 с.
33. EASL–EASD–EASO Clinical Practice Guidelines for the Management of Nonalcoholic Fatty Liver Disease. J. Hepatol. 2016; 64: 1388–1402.
34. Болезни печени и желчевыводящих путей: Руководство для врачей. Под ред. В.Т. Ивашкина. 2е изд., испр. и доп. М.: Изд. Дом «МВести», 2005. 536 с.